?

Log in

No account? Create an account

... · Всё · о · человеческих · эмоциях · ...

Свежие записи · Архив · Друзья · Личная информация

* * *
Они ждут меня, чуть опустив свои хищные клювы, испачканные чужой кровью. Ходят на кривых лапах где-то неподалёку или кружат в воздухе. Всё ждут, когда я совершу ошибку, чтобы налететь сразу гурьбой и спросить с меня за многие годы своего терпения. Мальчик "всё будет хорошо", мальчик "кругом чудеса", мальчик "я всё могу", мальчик "я никогда не проигрываю", мальчик "беру всё, что хочется", мальчик "не хочу, как у всех".

Они бесились от сказочной лощёности моих подходов к жизни ещё задолго до того, как я сам толком осознал, каким везением обладаю. Не ошибаться, выигрывать, поступать правильно, выходить сухим из воды, проходить меж огней без потерь и ожогов.

Они ждут, когда я оступлюсь или споткнусь о большой булыжник и упаду так, что не сразу смогу подняться, как поднимаюсь всегда, лишь незначительно скривив рот от боли.

Так уже было. От падения ломались кости, не позволяя сразу встать на ноги. Я помню, как с неистовым наслаждением они клевали мою плоть, вырывая куски мяса и устраивая долгожданный пир, как жадно их рты заглатывали кроваво-тёплое, испытывая неземное наслаждение от поглощения того, кто всегда так умело уходил от встречи с ними.

Тогда повезло. Сначала нашлись добрые люди, что отогнали самых ретивых. Потом я сам отошёл от шока и нашёл в себе силы действовать. Наложил шину на перелом, встал на ноги и снова начал бороться.

Раны заживали долго, оставив после себя глубокие шрамы, которые иногда ноют в дождливую погоду, отдаваясь в душе крайне жалобно.

Теперь, вновь ступая на тернистый путь и готовясь к встрече со сложностями, я вижу, как они хищно скалятся, смыкая вокруг меня кольцо и готовясь на сей раз не оставить мне шансов на спасение. Если не убить, то хотя бы неизлечимо покалечить. Они снова неистово ждут моей ошибки. Я замедляю шаг и в голове решаю задачи высокой сложности, чтобы пройти трудный отрезок пути с наименьшими потерями, отделавшись шишками, синяками и царапинами.

Понимая всю сложность и труднорешаемость ситуации, видя, что без падений не обойдётся, я почему-то всё равно чувствую себя решительно, а страх отступает. Я снова мальчик с неистовой верой в свою способность не ошибаться и побеждать. Да, птицы подходят всё ближе, но мне не привыкать. Сколько я себя помню, они всегда меня ждали. Когда-нибудь они своего дождутся. Но почему-то опять очень кажется, что не сегодня.


* * *
Осень отступила, кряхтя и ругаясь матом. На улице снова стало тепло. Даже ветер, который ещё недавно пронизывал до костей, стал тёплым и ласковым. Лето делает своё последнее усилие, рискуя утонуть в золотой листве и пасмурном небе.

Из скучных кафе с горячим чаем и уютных квартирников мы снова бежим на улицу и бродим по улочкам загадочной от осенних цветов Москвы. Бродим до усталости в ногах, чтобы выжать до последней капли неожиданно образовавшиеся тёплые деньки.

Осень, стоя в сторонке, кривит лицо и, как сварливая бабка грозит костлявым кулачком, обещая вернуться и показать нам настоящие холода и дожди. В ожидании она закуривает сигарету и, дымя ею, морщится. Непонятно, от вкуса табака или тёплого воздуха на улице. Мы смотрим на неё и точно знаем: когда окурок упадёт на асфальт, она раздавит его носком своей туфли и вернётся, а следом за ней холодной, тяжёлой поступью будет идти Зима. Отчаявшись бороться с теплом, Осень всегда зовёт Зиму, как не способная справится с озорством детей мать зовёт строгого отца.

Несмотря на союз против Лета, они ещё долго будут сражаться между собой, то застилая улицы белым, то топя их в воде и грязи, меняя снежные хлопья на дождь и град. Но Зима всё равно победит, отправляя свою золотую подругу на заслуженный отдых. Такова несменяемая уже много лет логика истории.

Но пока Осень только спокойно курит чуть в стороне и, щурясь от неудовольствия, смотрит за тем, как мы, отказавшись от тёплых кофт и ботинок на толстой подошве, бродим по улицам города, который из года в год принимает эти сезонные игры. В её взгляде, несмотря на злость, есть некоторое снисхождение. Она наблюдает за нами, как за маленькими детьми, которым позволительно немного похулиганить, не обращая внимания на требования взрослых надеть шапку или тёплый шарф.

На улице ещё тепло, поэтому, не боясь заболеть, мы носим куртки нараспашку и не спешим домой до поздней ночи. А Осень курит. Курит и ждёт времени, когда наши шалости можно будет закончить, загнав нас домой холодным ветром и промозглым ливнем (а если не выйдет, то помогут снега и метели). За это мы и любим Осень. Она умеет просто ждать. Она никогда никуда не спешит, оставляя место для мыслей и депрессивной медлительности.

Когда-то давно мы боялись осени меньше. Нас не смущали ни грязные на полах штаны, ни шмыгающие носы, ни простудный кашель. Взрослые отчего-то бояться осени гораздо сильнее, чем дети, которые, почувствовав холодный ветер, с нетерпением ждут первого снега. Мы же ждём, когда Осень даст тёплым денькам ещё один шанс. И только тогда снова становимся детьми.

m5r4XNQ0pP8 (1)
(фото Серёжа Кафтанов)


* * *
* * *
Пока осень подбирается к городу, мы изо всех сил провожаем лето. Как будто нового уже не будет. Пьём так, как давно не пили. Гуляем каждый день, ловя последние солнечные лучи. Дарим друг другу тёплые эмоции. Делаем глупости, потом пытаемся их исправить. Лето, затянувшееся почти до конца сентября, вносит в жизнь свои коррективы, а осень всё неуверенно стоит на пороге.

В этом году она уже приходила, после долгого летнего ожидания с середины августа подбиралась к моему родному городу, а первого сентября вечером вылилась на него изо всех сил. На асфальте быстро выросли лужи, которые нужно было обходить или перепрыгивать. От вынужденных прогулок пиджак на плечах быстро промок насквозь, а люди попрятались. Помню тогда грустно подумалось: "Вот и началась осень!" Но фраза зависла в воздухе, лето начало брыкаться, а девушка в золотом почему-то временно отступила. Она аккуратно врывалась в тёплые, солнечные дни серыми облаками и по вечерам, когда они встречалась с летом на горизонте, рождались безумно красивые закаты. Так и не скажешь, что вся судьба этих времён года построена на взаимной вражде.

Осень начинается трудно. С истерикой, болью, криком, глупостью. Вместе с листвой на деревьях стремительно умирает что-то глубоко внутри. Отчего-то в это время года всегда много потерь, тяжёлых и гнетущих. Иногда даже кажется, что уже не переживёшь холодную зиму, не дождёшься новых приобретений. Но вместе со слякотью с улиц из души уходить горечь, зима всегда приносит успокоение, заменяя грязное белоснежным.

Из всех вермён года Осень, безусловно, самая капризная. Всё время зовёт поплакать с собой вместе и никогда не жалеет. Осенней красоты и золота в наших краях хватает ненадолго. На улице быстро становится зябко и промозгло, Ни куртки, ни кофты от этого не помогают. Даже сидя дома, прикладываешь кончики пальцев к оконному стеклу и по инерции ёжишься.

Осень как будто создана для некоторых душевных мучений (если они не приходят сами, мы обязательно их находим). Она разъедает нас изнутри, заставляя браться за любимое людское занятие. Мы разрушаем то, что любим. В первую очередь самих себя (эгоизм в ближайшие тысячелетия вряд ли отменят), потом - самых любимых и близких. Бьём наотмашь по хрупким деталям взаимоотношений, повинуясь инстинкту разрушения. Они строились трудно в течение многих месяцев, а разлетаются в щепки за дни, принося какое-то садистское удовольствие. Когда безумие спадает, мы, как загипнотизированные, смотрим на разбитые в кровь руки и долго приходим в себя, путаясь в мыслях, эмоциях и желаниях.

Лекарств от Осени нет. Спасает глинтвейн (или горячий чай), тёплое одеяло и горячая женщина рядом. Учитывая, что всё это можно совместить в одной постели, иногда становится непонятно, зачем вообще из неё вылезать до первого снега. Лень и усталость от летнего безумия требуют оставаться погружённым в уют, которые рискует перейти в зимнюю спячку.

Осенью всегда обветренны и искусаны губы. Никогда непонятно - это от сырости и волнения или же от поцелуев и страсти, но если бальзам для губ лежит на столе, значит, наступила осень.

Помимо короткой красоты и неуютной, вдумчивой сырости есть в Осени и какая-то надежда на лучшее. Именно она заставляет покидать уют или прямо с постели внимательно смотреть в окна. Как бы ни было трудно и темно, где-то вдалеке всегда брезжит рассвет.

Но пока до этого далеко. Осень ленива и не так холодна, а мы по-прежнему верим в тепло. На этих выходных попробуем бежать от осени в Стамбул, хотя, судя по прогнозу, она настигнет нас и там. Но мы не спешим доставать тёплые куртки. Пока осень подбирается к городу, мы изо всех сил провожаем лето. Как будто нового уже не будет...


* * *
Пока осень подбирается к городу, мы изо всех сил провожаем лето. Как будто нового уже не будет. Пьём так, как давно не пили. Гуляем каждый день, ловя последние солнечные лучи. Дарим друг другу тёплые эмоции. Делаем глупости, потом пытаемся их исправить. Лето, затянувшееся почти до конца сентября, вносит в жизнь свои коррективы, а осень всё неуверенно стоит на пороге.

В этом году она уже приходила, после долгого летнего ожидания с середины августа подбиралась к моему родному городу, а первого сентября вечером вылилась на него изо всех сил. На асфальте быстро выросли лужи, которые нужно было обходить или перепрыгивать. От вынужденных прогулок пиджак на плечах быстро промок насквозь, а люди попрятались. Помню тогда грустно подумалось: "Вот и началась осень!" Но фраза зависла в воздухе, лето начало брыкаться, а девушка в золотом почему-то временно отступила. Она аккуратно врывалась в тёплые, солнечные дни серыми облаками и по вечерам, когда они встречалась с летом на горизонте, рождались безумно красивые закаты. Так и не скажешь, что вся судьба этих времён года построена на взаимной вражде.

Осень начинается трудно. С истерикой, болью, криком, глупостью. Вместе с листвой на деревьях стремительно умирает что-то глубоко внутри. Отчего-то в это время года всегда много потерь, тяжёлых и гнетущих. Иногда даже кажется, что уже не переживёшь холодную зиму, не дождёшься новых приобретений. Но вместе со слякотью с улиц из души уходить горечь, зима всегда приносит успокоение, заменяя грязное белоснежным.

Из всех вермён года Осень, безусловно, самая капризная. Всё время зовёт поплакать с собой вместе и никогда не жалеет. Осенней красоты и золота в наших краях хватает ненадолго. На улице быстро становится зябко и промозгло, Ни куртки, ни кофты от этого не помогают. Даже сидя дома, прикладываешь кончики пальцев к оконному стеклу и по инерции ёжишься.

Осень как будто создана для некоторых душевных мучений (если они не приходят сами, мы обязательно их находим). Она разъедает нас изнутри, заставляя браться за любимое людское занятие. Мы разрушаем то, что любим. В первую очередь самих себя (эгоизм в ближайшие тысячелетия вряд ли отменят), потом - самых любимых и близких. Бьём наотмашь по хрупким деталям взаимоотношений, повинуясь инстинкту разрушения. Они строились трудно в течение многих месяцев, а разлетаются в щепки за дни, принося какое-то садистское удовольствие. Когда безумие спадает, мы, как загипнотизированные, смотрим на разбитые в кровь руки и долго приходим в себя, путаясь в мыслях, эмоциях и желаниях.

Лекарств от Осени нет. Спасает глинтвейн (или горячий чай), тёплое одеяло и горячая женщина рядом. Учитывая, что всё это можно совместить в одной постели, иногда становится непонятно, зачем вообще из неё вылезать до первого снега. Лень и усталость от летнего безумия требуют оставаться погружённым в уют, которые рискует перейти в зимнюю спячку.

Осенью всегда обветренны и искусаны губы. Никогда непонятно - это от сырости и волнения или же от поцелуев и страсти, но если бальзам для губ лежит на столе, значит, наступила осень.

Помимо короткой красоты и неуютной, вдумчивой сырости есть в Осени и какая-то надежда на лучшее. Именно она заставляет покидать уют или прямо с постели внимательно смотреть в окна. Как бы ни было трудно и темно, где-то вдалеке всегда брезжит рассвет.

Но пока до этого далеко. Осень ленива и не так холодна, а мы по-прежнему верим в тепло. На этих выходных попробуем бежать от осени в Стамбул, хотя, судя по прогнозу, она настигнет нас и там. Но мы не спешим доставать тёплые куртки. Пока осень подбирается к городу, мы изо всех сил провожаем лето. Как будто нового уже не будет...


* * *
* * *
2014-06-21 06.01.53

Рано утром, когда после бессонной, пьяной ночи мы встречали рассвет на смотровой у Академии Наук, солнце делало попытки лучами прорваться к городу и разогнать тучи. От этого небо получалось особенно красивым. С одной стороны всё изрезано облаками, будто старое лицо морщинами. С другой - солнце усердно расчищало небо и даже имело некоторый успех.

Днём город плотно накрыло тучами, солнце устало и оставило свои попытки. Красивого неба больше нет, но зато сквозь распахнутые в квартире окна приятно шумит дождь. Сильный, настойчивый, но летний, не холодный. Он даже не лезет настойчиво в окна, а просто выступает каким-то фоном, создавая приятное шуршания по листве деревьев во дворе и асфальту.

От пасмурной погоды день получается сонным. Люди слоняются по квартире от кровати до кровати и периодически дремлют. Никуда не хочется идти. Только сильнее кутаться в одеяло, прячась не от холода, а от промозглости (ощущение тепла требуется не только тогда, когда замерзаешь), и читать. Голову ещё потряхивает от вчерашнего пятничного веселья и мысли от этого становятся ещё более медлительными. В них не дождь, а очень плотный туман и плохая видимость.

Когда дождь ещё не успел надоесть, я люблю такие дни. Даже если они выпадают на выходные. Можно отложить все дела, убрать в далёкий ящик повседневную суету, и насладиться дождливой атмосферой, отдаться сонливости, не рискуя в конце дня решить, что он прожит зря.

Плохой погоды не бывает. Есть та, которую мы ещё не научились чувствовать. Та, в которую ещё не умеем жить и наслаждаться атмосферой и своими в ней ощущениями.


* * *
* * *
Юго-Восток Украины страдает под ударами фашистов. Трясётся в страхе забитый в угол Днепропетровск и Харьков, горит заживо Одесса, гибнут под бомбами, "умирают, но не сдаются", Луганск и Донецк. Каждый день слышится крик о помощи, обращённый в восточную сторону. Украина, уставшая от майданных пожаров и беспредела фашистов и олигархов, зовёт на помощь Россию.

И каждый день в новостях: "Русские вот-вот придут!" Радостно ликуют одни, скрепят зубами и клянут пока не свершившихся оккупантов другие. Русских усиленно зовут. Даже те, кто не хочет их видеть, всё равно зовут. Факелами беркутовцев в Киеве, огнём пожарищ Дома Профсоюзов в Одессе, взрывами ОГА в Луганске и аэропорта в Донецке.

Закошмаренные граждане Украины видят в русских своё последнее спасение (для одних - спасение от фашистов и олигархов, для других - оправдания неуспеха их власти), а русские всё не идут. Застряли в политических играх, не ведутся на провокации, думают, решают, примеряются. Тут и там начинается шёпот, что "русские не придут", что "всё пропало", что без русских не победить.

Читать дальше...Свернуть )
* * *
* * *
Лето, вступая в борьбу с Зимой и отодвигая нерешительную Весну в сторону ещё два месяца назад (http://fenix-xx.livejournal.com/302332.html), нас предупреждало. Но мы не слушали. Во второй половине мая оно развернулось на полную катушку, врубая уже даже не июнь, а сразу душный июль (от жары спасает лишь лёгкая прохлада ночью).

Не пугаясь жары, люди, вооружённые юбками и шортами, высыпали на улицу. Женщины - показать себя, мужчины - на них посмотреть.

Прохлада пришла вместе с дождём и грозами. К тому, что летом жара сменяется ливнями, в Москве давно привыкли. Правда, некоторые усмотрели в этом запоздалые майские грозы. Небо, затянутое тучами, и впрямь хмурится совсем не по-летнему.

Так или иначе, причуды погоды, кажется, совсем перестали кого-то удивлять. Зима перемешалась с Весной (http://fenix-xx.livejournal.com/302762.html), к ним быстро присоединились Лето и Осень. Сводки погоды, пытающиеся раскрыть нам следующие природные сюрпризы, набирают новую популярность. Ну а мы просто больше гуляем, не боясь ни подгореть на солнце, ни вымокнуть до нитки под ливневым дождём. Если завтра пойдёт снег, то натянем на руки перчатки и отправимся играть в снежки и сооружать снеговиков во дворах.

2014-05-25-20-54-43_photo_1
* * *
Когда я устаю от сумасшедшего ритма своей повседневной жизни, я всегда вспоминаю поездки на Дачу. Память о ней как будто закрыта дымкой. Даже детские поездки в Деревню с колодцем, баней, бревенчатым домом, шалашом, грибами и ягодами я помню гораздо более отчётливо, чем эту Дачу, хотя со времени поездок на неё минуло всего несколько лет. Но есть чёткое ощущение, что было всё это не в моём прошлом, а в какой-то другой жизни, или вообще только привиделось мне во сне. Поэтому я не могу вспомнить картинку целиком. Только детали.

На дворе всегда лето. Я иду через пески, рюкзак сильно натирает плечи. И, кажется, кто-то идёт рядом со мной. Сколько ни силюсь, не могу вспомнить, кто именно. Потом щитовой домик, маленький хозблок с инструментами и яблони. Их много. Лёжа под ними, я читаю какую-то книгу, отбиваясь от муравьёв. Костёр и шашлык вечером, назойливые комары. Днём - грядки, лопаты, сухие ветки, которые нужно сжечь, и мечты о лужайке для отдыха, на которой мне так и не удалось полежать.

Но все эти осколки - не главное. Главное - уют выходных, который застрял в памяти. И его я помню намного лучше. Маленькая кухня в доме, чай со свежесорванными листами мелиссы (вкуснее я никогда не пил), детская кроватка вместо стула, какой-то тусклый свет от лампы и старенький телевизор. Я не люблю его смотреть, но там всегда смотрел с нескрываемым удовольствием. Там и ещё на одной, уже городской, кухне в квартире, которая тоже подарила мне немало уютных выходных.

А ещё большая комната под самой крышей. Светильник, старенький ноутбук, мягкие подушки, тёплое одеяло, ночь за окном с деревенской улицей и фонарём. Ещё силуэт девушки в чулках, стеснительно закрытой пледом. А дальше - мурашки по коже и сразу наступает утро. Тягучее, полуденное утро. Окно у кровати распахнуто настежь. Я сонно потягиваюсь, лениво встаю с кровати и выглядываю в дальнее окно. Под ним кто-то ходит по грядкам. Не могу разглядеть ни лица, ни очертаний. Только короткие штаны какого-то яркого (кажется, красного) света. Щурюсь от солнца и снова падаю на кровать, проваливаюсь в сон.

Остальное - незначительные мелочи, без которых картинка не была бы полной и достаточно соблазнительной. Длинные и прямые дачные улицы, по которым часто в жару лениво прогуливаюсь к крохотному магазинчику или маленьким озёрам, чтобы окунуться в прохладную воду. Опять не могу вспомнить, один или с кем-то.

Иногда кажется, что этих мест никогда не существовало в реальности. Может быть, их выдумал мой уставший от суеты мозг, ведь я всегда имел какую-то необъяснимую тягу к сельской жизни. Наверное, мне суждено когда-нибудь после смерти, когда отдых будет заслужен окончательно, оказаться в подобном месте. И здесь между Раем и Адом почти не будет разницы. Только в Аду окна маленького щитового домика заколочены и в нём я совсем один. Некому сделать чай с мелиссой, а без него не нужны и кухонные посиделки с телевизором. Ну и мурашки совсем не от прикосновений.


* * *
* * *
Можно увидеть и первые посиделки на холодных ещё лужайках. Город щурится и улыбается. Дан старт каждоневным тёплым прогулкам и лёгким пиджакам вместо круток.

В солнечный понедельник самое популярное место на работе - внутренний дворик бизнес центра, где люди неспешно прогуливаются толпами. Во всех движениях леность, а попытки сосредоточится на делах никак не увенчаются успехом. В душном воздухе офиса висит ожидание вечера, когда можно будет снова бросится в тёплые объятья города.

zZp8cgHV630
* * *
Похоже Весна с Зимой договорились и подготовили для нас хитрый первоапрельский розыгрыш. Я уже убрал зимнюю обувь в коробку и в шкаф, а тут на улице настоящие сугробы и снегопад. Если выйти на улицу и как следует прислушаться, можно услышать, как Погода хохочет над ошалевшими от происходящего за их окнам людьми. Все застыли в немой, ничего не понимающей позе и эффект действительно веселее, чем у стандартного: "А у вас спина белая!" Ведь на сей раз "у вас за окном всё белое". И не в шутку, а на самом деле.

Ночью даже спалось как-то неспокойно, потому что за окном белым-бело от снегопада и очень светло, как обычно бывает зимой, когда уличные фонари отражаются от сугробов. Но, по всей видимости, времена года поделили между собой зоны влияния. Если к вчерашнему вечеру началась поздняя Осень (когда высохшая листва смешивается с первым снегом), а сегодня ночью и утром на улицу вышла Зима с метелями и сугробами, то днём вместе с солнышком началась типично весенняя капель с крыш и ручьи по тротуарам.

Сегодня я понял, что окончательно запутался во временах года. Зима, Весна, Лето и Осень в последние две-три недели так быстро сменяют друг друга, демонстрируя весь спектр своих возможностей (солнце, дождь, снег, ураганный ветер), что впору окончательно сдаться в своих попытках предсказать их следующий шаг.

Всех с первым апреля. Шутите друг над другом, заставляйте других улыбаться и смеяться, дурачьтесь в полную силу. Не только же временам года за нас отдуваться. Они свой ход уже сделали, позволив нам на День Дурака поиграть в снежки и слепить снежную бабу. Осталось только данной возможностью воспользоваться и придумать ещё что-нибудь эдакое, чего от нас никто не ждёт, как не ждут от Погоды снегопадов в первый день апреля.
* * *
* * *

Previous · Next